Александр клюев 44 года домодедово знакомства

Стена | ВКонтакте

александр клюев 44 года домодедово знакомства

считывает подготовить и ввести до конца года. Его провел заместитель министра транспорта России Александр. Юрчик. Ночные волки из Домодедово закрыли мотосезон Дом кв. не меньше 70 тыс в год получается. .. Александр Николаевич .. скидку 10%, все остальные скидку 5% в честь знакомства с новым адресом! . 1, 2, 3, 6, 12, 14, 16, 19, 20, 21, 26, 27, 29, 32, 38, 40, 43, 44, 45, 46, 49, 51, 55, ВВЕДЕНИЕ В октябре года в Государственном художественном музее и, естественно, знакомство с людьми, их самоотверженным трудом, сама художника-графика Александра Никитовича Потапова. Устами мастера .. Вторая – имеет камерный размер (24х44), в ней присутствуют звонкие.

Казалось бы, - и хорошо, и слава богу, но, однако же, что-то точит. Делаем то, что надо не. Точнее, не нам одним. Наверное, он не прав. Даже скорее всего, вот только сердцу не прикажешь. И это еще одна из причин, по которым старикам вроде него надо уходить вовремя. Не только слабость, болезни и все менее продуктивная работа головы, но еще и это: Только по той причине, что в молодости не считал их чем-то похвальным, а, слишком часто, прямо наоборот.

Делаешь, даже убедишь себя в их необходимости, а сам как будто изменяешь самому себе, молодому и горячему. Поднял глаза и усмехнулся, удивляясь нелепости собственного своего поведения. Долгожданный день, он первый человек, которому предстоит до конца пройти по величайшему Пути за всю историю, как будто бы именно для того, чтобы как можно больше увидеть в путешествии, - а он занят своими мыслями и не глядел в окно, кажется, ни одной полной минуты.

Даже в общей сложности. И, словно устыдившись того, что, вроде бы отлынивает от взятых на себя обязательств, - непонятно перед кем, но все-таки, - посмотрел в пресловутое окно. Все равно ничего не может изменить того факта, что главным, доминирующим элементом ландшафта, что виден с высоты Магистрали, является сама Магистраль.

Все остальное не производит и десятой доли впечатления от увиденного. Значит, и мысли совершенно неизбежно будут соответствующими, и от этого никуда не денешься. Смешно, - он как будто бы снова оправдывается перед каким-то невидимым оппонентом. А раньше полагал своим особым даром умение не считаться ни с чьим мнением. Ему тогда казалось, что с точки зрения стратегии бывает полезно навязать свое решение, даже если оно и не самое лучшее. Прекрасно дисциплинирует, предотвращая разброд и шатания.

После того, как перестал действовать японский фактор, безвыходная заваруха в Китае, казалось, сделалась еще более ожесточенной. Своих не стесняются, со своими не считаются, а разобраться в этой каше представлялось совершенно немыслимым.

Вроде бы, имел место какой-то "гоминьдан", действовали коммунисты, но на деле это мало что значило. Гоминьдан позиционировал себя в качестве демократической партии, но демократия имела специфические китайские черты и просматривалась с трудом, а товарищ Владимиров считал крайне своеобразным китайский вариант коммунизма. А помимо этого в каждой провинции главный представитель правительства и местный коммунистический лидер одинаково считали себя ванами и поэтому гоминьдановцы соседних провинций нередко резали гоминьдановцев, а коммунисты смертным боем, с применением артиллерии критиковали коммунистов.

Американцы, вместо того, чтобы своим присутствием стабилизировать обстановку на Корейском полуострове, по какой-то причине играли роль фактора, скорее, раздражающего. Южнее й параллели страна тлела непрекращающейся партизанской войной.

Многие и многие, досыта нахлебавшись чужеземного владычества, вовсе не были рады тому, что одного хищника сменил другой, еще более сильный и чуждый, нежели. Севернее, соответственно, устанавливалась новая, народная власть, тоже нелегко и непросто, и в этом процессе структуры Красной Армии принимали просто-напросто непосредственное участие.

Так что командующему ОсДВО, в общем, было чем заняться. Но это официальный пост. После того, как он испросил себе в качестве заместителя товарища Апанасенко, о вопросах собственно военного строительства в пределах округа можно было не беспокоиться. Иосиф Родионович тоже с удовольствием вернулся на прежнее место службы, а с новым начальством практически мгновенно нашел общий язык.

Он увидел, чего тот на самом деле хочет, сколько работает и, главное, оценил способы, которыми Черняховский добивается своих целей. Поэтому очень скоро они начали работать в полном взаимопонимании, как единое целое.

Шуваев Александр Викторович. новые главы к

По сути же Ивану Даниловичу вручили всю полноту власти на Дальнем Востоке. Стоит ли говорить, что и территория, на которую эти полномочия распространялись, так и сам их объем были весьма неопределенными. Предполагалось, что он определится на месте. Изобретенный под давлением крайней военной необходимости механизм Представителей Ставки, в общем, доказал свою эффективность, и в ГСТО, в общем, не видели причин, по которым это не сработало бы теперь, в мирное время.

Да, прецедентов не. Да, на первый взгляд, такая полнота власти в столь удаленном регионе таила в себе некоторую угрозу.

На самом деле особого риска не было: И на момент принятия решения надежных способов к решению этой задачи тоже не было. Так что опасностей на самом деле было немного, а если точнее, то всего две: В провале, понятно, ничего страшного, не привыкать, а вот успех бывает разный. Опасность мог представлять собой успех полный и решительный, как разгром фашистов под Сталинградом, а в него, по большому счету, никто особо не верил.

Кроме того, было и еще одно обстоятельство. Война открыла советскому руководству еще одну истину, вовсе невероятную: Умение доверять, понятно, не обозначало доверчивости. Обыкновенный навык, который дается опытом. Этому, - можно, этому - нельзя, этому - до определенного предела. В конце концов, с Дальним Востоком и его проблемами все равно надо что-то делать, так почему не попробовать еще и эту схему?

Этому человеку верить. Он изъявил желание, так что стараться, работать не за страх, а за совесть -. А снять, если что, никогда не поздно.

Спустя самое короткое время после того, как он принял дела, истинное положение дел открылось перед ним во всей неприглядности. Точнее, это был целый ряд неприглядных истин, главной из которых была такая: Точнее, были лишними в его народно-хозяйственном комплексе. То сравнительно немногое, что здесь добывалось и делалось на потребу остальной страны, не окупало затрат на снабжение, охрану бесконечных рубежей малолюдных краев, защиту и транспортное обеспечение.

Парадокс, но малорентабельным было даже золото Магадана. Разумеется, это произошло не. До этого ему пришлось убедиться, что он буквально ничего не смыслит в экономике. То есть настолько, что до сих пор вроде бы и не знал о существовании у нее каких-то законов.

Нет, ему, понятно преподавали все то, что сказал на эту тему товарищ Маркс, но книжное знание тем и отличается, что до поры кажется не имеющим отношения к реальной жизни. Слишком многие, столкнувшись в жизненной ситуации с книжным случаем, испытывают самое искреннее удивление. Специальная литература вкупе с академическими знаниями, по большей части, идет впрок только тем, кто прочувствовал.

Зато когда это произойдет, люди учатся, как правило. Можно даже считать, что это самая правильная последовательность, когда тех, кто по-настоящему умеет, просто. Да и то сказать, в случаях непростых чужие рецепты идут впрок только тому, кто сам пару раз пробовал изобретать велосипеды. А случай с советским Дальним Востоком, относился, мягко говоря, к непростым. Он очень скоро заподозрил, что в глубине души это осознавали если не все, то многие. Вот только тема являлась настолько неприличной, даже запретной, что ее не то, что не обсуждали, а даже от себя самих гнали эти опасные мысли.

Понятно, что хозяйственные соображения не могли считаться решающими: Вот только легче от этого не. Убедившись в реальном существовании такой штуки, как хозяйство и хозяйственные соображения, он с безнадежной ясностью увидел перспективу нескольких десятилетий. Все - в последнюю очередь, потому что каждый раз, неизменно, находятся дела и территории поважнее. Чем дальше, тем сильнее будет отставание края от остальной страны, тем ниже будет жизненный уровень, и люди под разными предлогами и по разным причинам начнут уезжать туда, где больше жизненных благ и возможности реализовать себя, чем меньше будет рабочих рук, тем меньше станет отдача территории и круг замкнется.

Так в один прекрасный день может оказаться, что единственными обитателями громадных территорий являются исключительно казенные люди вроде военных и пограничников. Разумеется, социалистическое государство способно противодействовать тенденции плановыми, административными методами, это у капиталистов все нерентабельное перестает существовать моментально, но со временем реально существующий фактор все равно проявится так или иначе, либо же полюбившийся ему край так и останется иждивенцем, ярмом на шее и без того не слишком-то зажиточной страны.

И то, и другое, разумеется, было совершенно неприемлемо. Впору было прийти в отчаяние, но неожиданной опорой для него оставалось воспоминание о страшной осени сорок первого, когда Дальний Восток вдруг очень пригодился. Когда все висело на волоске, застыв в неустойчивом равновесии, эти далекие края бросили на чашу весов свою долю.

александр клюев 44 года домодедово знакомства

Самый важный ресурс, около полумиллиона вполне кондиционных молодых мужчин. На подступах к Москве, на ее улицах появились эти добротно одетые, спокойные, улыбчивые ребята, как правило, - среднего роста, плотные крепыши, - и все изменилось. Город успокоился, паника как-то очень быстро улеглась, а души начало покидать отчаяние.

Солдаты на позициях стали драться спокойнее и злее, без былой обреченности, и это немедленно укрепило фронт, а командиры получили, наконец, возможность оглядеться и не действовать в пожарном порядке.

Он помнил слезы на глазах женщин, увидавших, наконец, свежие, уверенные в себе, находящиеся в полном порядке части. Бог его знает, почему именно их появление вызвало такие надежды, только они их действительно оправдали.

Как-то очень скоро в безжалостной, неумолимой, неуязвимой вроде бы машине фашистского блицкрига вдруг что-то хряпнуло, заскрежетало, заискрило, задымило смрадным дымом, она застряла в заснеженных полях, а потом попятилась впервые с начала этой войны.

Это память чувства той осени, ее не обманешь. А ведь не устояли бы, не будь у страны этих далеких краев. Прецедент на самом деле страшная сила: Нужно только придумать -.

Так же легко, как повторить хлесткую фразу Ломоносова относительно прирастающего Сибирью могущества России. До сих пор как-то ни у кого ничего не выходило, а думали, - сам с собой Иван Данилович мог быть откровенным, - люди не глупее его и уж, по-всякому, опытнее. Здесь, как и везде, имелись краеведы-фанатики, профессионалы и любители, целиком погруженные в историю родных мест.

Подсказать чего-нибудь по-настоящему дельное, они, понятное дело, не могли, он скоро перестал тратить время на общение с ними, но кое-что из этих бесед и корявых писаний почерпнул.

Освоение шло с переменным успехом. Первые русские здесь чаяли ограбить и разбогатеть, в чем, на первых порах, и преуспели, но чтобы грабить систематически, надо иметь - кого, и наплыв лихих людей иссяк.

И возобновился, когда был разработан и отлажен немудреный механизм сбора дани пушниной. Заселение края тормозилось, и когда иссякал прежний источник быстрого обогащения, и в тех случаях, когда далеко на Западе находили более короткие пути к богатству. Не важно, "в Европах", или в коренных российских губерниях, потому что отсюда, по большому счету, особой разницы видно не было: Пожалуй, не намного меньшее, чем пряник богатства, значение имел кнут.

Если проще, то сюда драпали от родимых властей, помещиков, урядников и митрополитов, от барщины, десятины и рекрутчины те, кому не нашлось места в тех вариантах Земли Обетованной, что лежали позападнее.

На Дону, на Волге, даже на Урале. Когда у государства находились время и силы, оно тоже прилагало определенные усилия, чтобы как-то обжить и освоить восточные земли, и если попытка предпринималась вовремя, что-то удавалось, в Сибири вставали великие города и начинало казаться, что дело наконец-то стронулось с мертвой точки и дальше пойдет само.

А потом прилив опять иссякал, в государстве начинались очередные неприятности, и все повторялось снова и. Почему то получалось, то нет? Во всем этом, судя по всему, присутствовала какая-то причина фундаментального характера, а он ее не видел в упор и не имел никакого представления о ее природе.

Разумеется ему, как любому ответственному человеку на его месте, приходили мысли о решающей роли транспорта в развитии восточных территорий. И еще о том, что тут проживает слишком мало людей, чтобы надежно взять все эти бескрайние земли вместе со всем, что расположено на них и находится под.

И о необходимости развития индустрии темпами, опережающими развитие остальной страны. Все то, что относилось к категории истин, против которых не поспоришь. И от осознания которых не было ни малейшего толка. Одна проблема мешала решить другую, и выхода видно не.

Не то, чтобы тяжкие, а сложные, непривычного уровня раздумья никак не мешали ему в повседневных делах, деятельная натура и навыки человека военного делали для него кабинетный стиль работы практически невозможным.

Наматывая тысячи километров каждый месяц, если не каждую неделю, он норовил во все вникнуть сам, переговорить с как можно большим количеством людей, а не только с начальством, менял явно негодных людей, устранял наиболее очевидные глупости, объяснял, разносил, угрожал. То есть делал все то, без чего ни одно дело не только не будет сделано, а скорее, начнет потихоньку разваливаться. Но совершенно не характерные для него прежде поиски сути продолжались.

Очевидно, он продолжал думать над всем этим даже во сне, потому что однажды проснулся с мыслью вполне идиотской, как то и положено просоночным мыслям: Обдумал ее снова, и снова поразился ее бездонной глупости. Он приказал побыстрее, и поэтому из Хабаровска в Домодедово его доставили на "тэшке". И, поскольку мысли о транспорте не покидали воеводу сибирского никогда, он отметил про себя, что машина точно так же может взять на борт и сравнительно быстро доставить в Москву не одного, а несколько десятков пассажиров.

Пусть посмотрят, нельзя ли сделать на основе "тэшки" пассажирский вариант. Пилот говорит, что машина экономная, топлива жрет умеренно. Не весь выход, но, может быть, его часть. При всей занятости, на пленарных заседаниях ГСТО время от времени надо было бывать самолично. Чтоб не забывали и не расслаблялись лишнего. Понюхать, чем пахнет, какие ветры дуют.

И обсудить глупую утреннюю идею в неофициальной обстановке, чтоб не со всеми вместе, а с понимающими людьми. Как говорят буржуи, "кулуарно".

Нет у страны таких денег. Тридцать восьмой - помнишь? Войной не то, что попахивало, а прямо-таки воняло, на армию ничего не жалели.

Виталий Клюев

Так вот когда мы подняли вопрос, на новых территориях перешивать колею на союзный стандарт, - так и то не дали. Уж больно, говорят, дорого. В сорок первом им дешевле стало А ты о чем? Тут сумма на порядок, как минимум. А, скорее, раз в двадцать. Навскидку тебе ни я, никто не скажет.

александр клюев 44 года домодедово знакомства

Да это все равно, в двадцать, в три, или столько. Нет таких денег, нет! Не у меня в кармане, это я не забыл, а у государства? Вот веришь ли, у экономистов спрашивал, так никто ничего так толком и не сказал По-моему, они и сами этого не знают. Это когда люди в этой стране, в которой нет денег, работая целый день, обеспечивают себе кусок хлеба на этот день, и ничего на завтра. Ни себе, ни другим. Поэтому если они, кроме того, еще будут делать тебе магистраль, то хлеба им не хватит, и они умрут с голоду.

Ты слыхал молитву, "Отче Наш"? Там совершенно точно сформулировано именно это положение: Говоря по-научному, нет прибавочного продукта. Как только он появляется, появляются и деньги. А до нас вот только сейчас начало доходить. А до многих до сих пор не дошло. Так, чтобы до конца. До кого по глупости, до кого - по старости, а до кого - по избалованности. Кого тут в Совете баловали? Ковалев угодил в номенклатуру не так давно, зато в тридцать восьмом.

Похоже, война кончилась, а тут до спокойствия было куда как. Уже начали делить друг друга на "понятливых" - "непонятливых", да еще, вдобавок, выделили фракции "стариков" и "избалованных". Вообще говоря, шибко напоминает стиль товарища Сталина, и, если у него получится, то недалеко до какой-нибудь "антипартийной группы". Не дай бог. Но могли вырасти и достойные ученики.

Да кто бы ни был, - нашли время, суки. Транспорт все равно половину восстанавливать половину - переделывать. Значит, и мощности под это. Так, может, заодно как-нибудь? Если заложить с избытком? И по транспорту с содокладом все равно выступлю! Сначала с Когановичем поговори, на нем проверь. Он, понятно, страшная сволочь, пробы поставить некуда, но на этом деле собаку съел.

Попробуй перетянуть его на свою сторону, большое дело. Только все равно зря ты. Только, сдается мне, так будет и. А я тут подумал, как раз очень даже вовремя! Так, что такой момент не повторится, может, сто лет. Сам же, между прочим, надоумил Как бы чего не вышло. Тебе меня в этом деле никак не проехать. Так что давай, говори. А то ляпнешь сдуру, а мне отвечать Что за момент такой!

А через год-два может оказаться поздно. Сроду лишних рабочих рук не было, а сейчас и тем более. А в Европах - безработица.

Чай, - читал в "Труде" про гримасы капитализма? Так что брать надо, пока дешево! Враз сгоришь на непонимании политического момента!

Пообещай, что ЭТУ тему не будешь даже затрагивать. Это ты меня здорово надоумил. Это он тебе все правильно. Явная политическая близорукость, и если ты поставишь вопрос официально, то по тебе врежут со всех сторон.

И я врежу, так что тогда не обижайся. Не говори потом, что не предупреждал. Иван Данилович какое-то время смущенно молчал, понимая, что с этой позиции старого хитрого сановника не сбить, и дальше он никуда не продвинется ни в одном из направлений. Мне это для себя надо, понимаете?

Почему не даст народно-хозяйственного эффекта? На тысячи километров некому твои грузы ни получать, ни отправлять. По пустому месту рельсы кидать.

Это в Европе на каждом километре потребитель, а у нас каждый лишний километр - миллионы из бюджета, где и копейки-то лишней не сыскать. Старую нитку расширить, залатать-обновить, еще куда ни шло, для военной нужды, всем понятно, это еще поддержат.

Не-ет, плюнь лучше, забудь. Вот если б была готовая, эксплуатацию оправдала бы, это да, а постройку - не-ет. Так эта дыра в бюджете и будет висеть. Полвека провисит, никуда не денется. Вот если б поток груза в десять раз больше, имело бы смысл подумать, а на то, что есть Он сморщился и пренебрежительно махнул рукой.

Будем и дальше жить на отшибе. Только неправильно это как-то. Ты ее сначала поймай. У тебя, к примеру, есть на чем ловить? Делать надо, почитай, заново? Так это еще один проект!

Пока солнце выйдет, роса очи выест! А это вам, значит, не политический вопрос. У нас ведь не Запад. Мы, большевики, за все отвечаем, свалить не на.

Александр Панчин

Не боитесь, что доведем людей, и они нас того Да и, откровенно говоря, ни на грош в него не верят. Передумать всех на свете, а дело сделать. Больше не за счет надорванного пупа, а за счет коллективного разума партии. И, - знаете что? Подать-то это можно под разным соусом.

Да, если подумать, так это и не соус вовсе И, помимо нерушимых принципов учения Ленина - Сталина, есть еще и тактика революционной борьбы, товарищи. Большевики могут и должны использовать ресурсы капиталистических экономик, поскольку это способствует построению справедливого общества. Великий Ленин пошел на громадные нравственные издержки, но инициировал введение новой экономической политики в качестве временной меры.

Во время первых пятилеток партия с успехом использовала кризис капитализма для привлечения буржуазных спецов и технологий для ускоренной индустриализации, и результат вам известен, товарищи.

Наконец, совсем недавно, мы пошли на то, чтобы вступить в прямой военный союз с ведущими капиталистическими странами ради победы над немецким фашизмом и японским милитаризмом, и добились величайшей победы в истории человечества. И я не вижу, почему нам и на этот раз не поступить сходным образом: Пора перейти к конкретным предложениям.

Ми видим, что они у командующего округом. Как будто похоронили. По моему мнению, товарищи поправят меня, если я ошибаюсь, планируя развитие транспортной системы на востоке страны, мы совершенно неправильно оцениваем условия задачи. Исходим из того, что необходимо соединить европейскую часть СССР с редко населенным, слабо развитым в экономическом отношении Дальним Востоком. Если ставить вопрос таким образом, то, действительно, строительство дорог, позволяющих увеличить грузопоток во много раз, экономически нецелесообразно на перспективу десятка лет в лучшем случае.

На Дальнем Востоке проживает почти сорок процентов человечества. Густонаселенная Япония, густонаселенный Корейский полуостров. И главное, конечно, Китай. Если поставить своей целью создание транспортного моста от густонаселенной Европы до еще более многолюдных стран Востока, картина меняется.

Грузопоток возрастает в десятки, сотни. Затраты на строительство окупятся во вполне обозримом будущем, и затем страна будет извлекать из своего положения чистую прибыль. Соединив в экономическом отношении две трети населения Земли накоротко, коротким, значит, путем мы станем главными мировыми транзитерами.

Теперь или никогда, товарищи. В Европе разруха и послевоенная депрессия, безработица местами до шестидесяти процентов, предприятия сидят без заказов, но, при этом, как уже говорилиотчаянный товарно-сырьевой голод.

Экономика замерла в мертвой точке, и нет силы, чтобы стронуть ее с места. Капиталисты ухватятся за масштабные заказы, как утопающий за соломинку, даже понимая, чем это может обернуться в перспективе.

  • Вся Сицилия весной. Пасхальные традиции Сицилии
  • Российская Ривьера: Севастополь + Ялта + Анапа и Сочи

Уникальный шанс за ничтожную долю цены получить очень многое, товарищи. Куда больший даже, чем в начале тридцатых годов. Тут и такая вещь, как непомерная милитаризация страны, связанная с недавней войной, в данном случае играет нам на руку, поскольку послужит нам хорошей защитой от военного вмешательства на период реализации проекта. А потом станет поздно чему-то мешать. Это в точности, как на войне, товарищи. Успеем до того, как отвердеет единый фронт капиталистов, и получим шанс навсегда стать связующим звеном между Востоком и Западом, возможность, при случае По крайней мере в прошлые времена только ради одной такой, или даже гораздо меньшей возможности затевали войны, причем не худшие цари с королями, вроде Петра Первого.

Разумеется, для нас, большевиков, это неприемлемо, но если уж так получилось Грех не компенсировать хотя бы отчасти понесенные нами военные потери. Рокоссовский с интересом посмотрел на докладчика, как будто не узнавая. Видать, солоно дались ему эти считанные месяцы. Как дошло до дела, даже слова стали. Если из этой затеи что-нибудь выйдет, надо и себе попроситься на воеводство.

К примеру, - в Польшу. И это надо учесть. Не годится, если люди расширение хозяйства воспринимают только как лишнюю головную боль: И отметил про себя, что еще совсем недавно одна мысль об этом была бы крамольной.

Япония раздавлена, и, судя по настрою наших американских союзников, подняться ей они не дадут. Нищая, отсталая на столетия, раздробленная страна, охваченная гражданской войной. Помощь, исходя из интернационализма, я еще понимаю, но каким образом Китай может быть нам какой-то там опорой? Там же ничего нет, кроме нищих китайцев. На обратном пути, когда он поневоле принимался дремать в самолете, до него дошел смысл Ковалевской максимы относительно насущного хлеба.

Может быть, понимание это отличалось от понимания автора, но в нем тоже содержалась доля истины. То, что человек получает сегодня, должно иметь хотя бы сопоставимый размер с тем, что он вкладывает в дело отдаленного будущего. Равенство тут невозможно, поскольку обозначает прекращение развития, но и несопоставимость не может длиться долго, потому что в таких случаях человек со временем теряет охоту к труду.

Великая Блажь II Вот он всю жизнь считал себя человеком рациональным. По крайней мере, хотел так считать, потому что на самом деле это было не. Увлекался, и порой очень серьезно. Но тут, прислушавшись к обсуждению, неожиданно для себя дал волю воображению. Обсуждение становилось все более бурным, но не это стало главной причиной вдруг возникшей мысли.

Если хотите, - мысли-картины. Он вдруг подумал, что стране нужен хребет. Насыпь таких размеров, что ее можно было сравнить с настоящей горной грядой. Не слишком высокой, но чтобы от западной границы - и до края Сахалина. Видение, хоть и мимолетное, было прямо-таки болезненно-ярким. Толчки бешено пульсирующей крови отдались в висках болью. Разумеется, он не подал вида.

Никак не показал, что вообще принял к сердцу вопрос, поднятый Черняховским. Он-то - ни сном, ни духом. Свято уверен, что выдвинул просто-напросто хозяйственный проект, хоть и масштабный. Нужный ему для дела, за которое он взялся.

Которое на себя взвалил. И - молодец, нашел более общий подход, в рамках которого проект мог стать рентабельным. Вот только полного понимания того, что это будет представлять собой на самом деле, у него все-таки. Наберется опыта и будет видеть такие вещи сразу, на автомате. А на самом деле "хребет" СССР по сути окажется становым хребтом всего континента. Для того, чтобы понять это, достаточно посмотреть на карту.

Там все настолько наглядно, что не нуждается ни в каких комментариях. И практические выводы надлежало делать исходя именно из этого положения. И главный вывод звучит так: Не только назначению, но и, - так сказать, - значению. Роли, которую предстоит сыграть. Но, по непонятным причинам, затея слишком многим не нравилась. Ему много чего говорили. А в обозримой перспективе - до трехсот пятидесяти - трехсот семидесяти.

И это обойдется во много раз дешевле, чем так называемая "Широкая Колея" Обязательно надо разработать и испытать. Москва - Ленинград, вместо Николаевской дороги или вместе с. Советские люди должны иметь возможность после напряженного труда хорошо, полноценно отдохнуть. Но Широкую Колею - тоже, и в первую очередь. Пусть и на ней будет триста Он не хотел дешевле. Он хотел сухопутную транспортную систему, которая по пропускной способности сможет заменить морские перевозки Восток - Запад, и при этом будет быстрее, надежнее, безопаснее.

Да попросту дешевле. И в спокойные времена, и при любых кризисах. А еще чтобы она был на нашей, имеющей хозяина земле, под хозяйским доглядом, не боясь ни блуждающих рейдеров, ни подводных лодок в океане. В ничейном океане, надо добавить, хотя англичане и американцы явочным порядком считают его. Это их устоявшееся мнение так или иначе надо было менять, но когда это получится?

И получится ли вообще? Дожидаться манны небесной дело, как известно, сомнительное. Куда полезнее сделать то, что зависит только от тебя, и ни от кого. Мало мы мучились с переходом от союзной колеи - к европейской и обратно?

А ведь это мелочи по сравнению с этим Да чего там - с этим вашим чудовищем! Оно же разрежет пополам, на север и юг, всю транспортную систему страны! Все, что восточнее Кузбасса, нэ заслуживает громкого названия сети. Предлагаю, во избежание дальнейших недоразумений, считать Широкую Колею совершенно другим, особым видом транспорта, занимающим особое место.

Нас ведь нэ смущает, что к крупнейшим портам ведут железнодорожные пути? А к железнодорожным станциям - шоссейные дороги? То же самое, ви еще увидите, будет с большими аэропортами, туда проложат метро, шоссе. А та сеть, что есть, повезет груз от Широкой Колеи - в стороны. Еще и нэ хватит, новые придется строить. И порты при пересечении рек.

Люди упорно не хотели понимать, что после появления Широкой Колеи станет выгодно прокладывать железные дороги там, где они до сих пор были прямо разорительны. И тогда они появятся, будто сами. Черняховский, - тот понял, умница. Причем, что особенно важно, понял сам, от реальной жизни, а не из книжек.

И не от каких-нибудь оторванных от реальности болтунов. И его надоумил, молодец. Вот только до сих пор не в полной мере оценил масштаб того, что понял. Опыта мало, привычки рассматривать проблемы в комплексе, но это со временем придет Или, во всяком случае, претерпит радикальные изменения. Гордость советского материаловедения, сверхпрочные минеральные нити большого удлинения, позволяют создать совершенно новые рельсы.

Использование принципа "предварительного напряжения" не только делает их прочность невероятной по меркам совсем еще недавнего времени, но и позволяет создать безопорный пролет колоссальной длины.

Висящий в воздухе рельс такой конструкции не прогибается и не деформируется под действием силы тяжести, выдерживая при этом крайне высокие нагрузки.

Это позволяет проложить пути на высоте, сократив количество опор и обойдясь во многих и многих случаях вообще без насыпи. Полагаю, это хорошо, скорее, для локальных транспортных систем, там, где метро дорого, и нужно объединить два объекта бэз промежуточных станций.

По-моему, так прекрасно дополняет. Позволяет найти решения при возникновении особых условий, удешевить и ускорить строительство. Тут он не обошелся без хитрости. О работе Виталия Безуглова ему сообщили раньше, так что он имел возможность посоветоваться со знающими людьми и подготовить ответ.

Собеседник этого не знал и поэтому получил нужное впечатление. Вообще очень полезно бывает знать то, о чем другие даже не догадываются. Даже если это какая-нибудь пустяковина. Но еще чаще высказывались возражения другого плана. В струе разговора, поднятого после памятного доклада Георгием Жуковым. Какое нам дело до чужаков? До европейцев и японцев с китайцами? В основе его мировоззрения в данном вопросе лежало совсем простое представление: Вряд ли оно четко сформулировано, и, если приписать ему такую позицию напрямую, он искренне обидится.

Он свято уверен, что без чужаков в любом случае лучше, а любое действие на пользу другого народа почитает ущербом для. И ведь таких много, если ни большинство. Если не во всем, то во многом они, скорее, правы, но только не во всех вариантах. Потому что если пытаться непременно все делать самому, то и сам надорвешься, и дела не сделаешь. Ради того, чтобы использовать других людей, можно пойти на то, что они используют. Тут уж как на войне, кто - кого, вот только, в отличие от войны, нет ничего страшного, если в итоге обе стороны почувствуют себя победителями.

Другие сильно опасались, что общение с большим числом иностранцев внесет смуту в сознание простых советских людей. Отравит буржуазной заразой их неискушенные души.

Практика показала, что не так оно страшно, хотя опасения, надо сказать, были сильные. Решения о том, что делать с миллионами мужиков, что дошли аж до французской границы, повидав, помимо Германии, Бельгию, Голландию, Австрию, не говоря уж о Финляндиях с Норвегиями, принимались всерьез и на самом высоком уровне.

Только известные события помешали провести их в жизнь, но ничего страшного с неокрепшими душами русских мужиков не случилось. Трудно сказать, -. То ли Европа была не в лучшей форме, то ли выручила спесь победителей. Вполне естественная и даже, если так допустимо говорить о спеси, - заслуженная. Было и третье, пожалуй, еще небывалое.

Российская армия при царе-батюшке бывала бита неоднократно, проигрывала и сражения, и целые войны, то же самое можно сказать и о Красной Армии РСФСР и Советского Союза, но это не мешало жить крепко въевшемуся в массовое сознание русского народа мифу о собственной непобедимости.

Все, что ему противоречило, просто не задерживалось в головах, скатываясь, как вода с навощенной бумаги. Это не война была, а. Это было при царизме. А вот Петр Первый! Но при этом всегда существовало и другое. Тщательно скрываемое даже от самих себя чувство собственной неполноценности перед мастерством, порядком, обустройством Европы. Перед ее деловой хваткой, лоском ее городов и гладью шоссе, блеском ее витрин и тучностью ее ухоженных полей.

Перед тем, что они неизменно обгоняли Россию, делая то, что нам пока не по зубам, заставляя страну тащиться по своим следам, повторяя чужие "зады".

Перед тем, что вещи европейской работы неизменно оказывались лучше, аккуратнее, красивее, сложнее, а в тех нечастых случаях, когда это было не так, они лучшими считались. Посещение парка "Древний Херсонес в миниатюре", где специалисты воссоздали здания древнего греческого полиса.

ЮБК - это узкая полоска суши между морем и Главной грядой крымских гор от мыса Айя на западе в районе Балаклавы до массива Кара-Даг в районе Феодосии на востоке. Размещение в отеле в Ялте Пансионат Массандра. Знакомство с Воронцовским дворцом, чьи романтические башни и зубцы словно повторяют силуэт возвышающейся над дворцом горы Ай-Петри.

Прогулка по Воронцовскому парку - самому красивому крымскому парку, напоенному ароматами жаркой южной флоры. В парке множество озер, водопадов и живописно разбросанных камней - он признанный шедевр ландшафтного искусства. Размещение в отеле Ялты Пансионат Массандра.

Дорога пройдет через Старый Крым, в стороне останется Долина Привидений, но рассказ гида оживит сказки и легенды древнего Крыма. Ночь в отеле в Феодосии Отель Феодосия. Встреча с гидом в холе гостиницы. Получение уточненных данных по программе. Константина, Цитадель генуэзской крепости, средневековые храмы, виллы и особняки начала XX века. Грина - дома, где Грин написал "Бегущую по волнам" и др. Посещение картинной галереи Айвазовского - самого большого собрания произведений знаменитого мариниста.

Ночь в отеле Феодосии Отель Феодосия. Аджимушкай, Царский курган, храм И. Переправа через Керченский пролив. Переезд в Таманьзнакомство с городом: Размещение в отеле Onix Marco Polo. Вечерняя прогулка по Анапе. Ночь в отеле Анапы. Посещение художественного музея с работами Клодта, Маковского, Айвазовского, Поленова.

Возвращение в отель примерно в